Церковные ВѢХИ

Extra Ecclesiam nulla salus. Outside the Church there is no salvation, because salvation is the Church. For salvation is the revelation of the way for everyone who believes in Christ's name. This revelation is to be found only in the Church. In the Church, as in the Body of Christ, in its theanthropic organism, the mystery of incarnation, the mystery of the "two natures," indissolubly united, is continually accomplished. -Fr. Georges Florovsky

ΟΡΘΟΔΟΞΙΑ Ή ΘΑΝΑΤΟΣ!

ΟΡΘΟΔΟΞΙΑ Ή ΘΑΝΑΤΟΣ!
§ 20. For our faith, brethren, is not of men nor by man, but by revelation of Jesus Christ, which the divine Apostles preached, the holy Ecumenical Councils confirmed, the greatest and wisest teachers of the world handed down in succession, and the shed blood of the holy martyrs ratified. Let us hold fast to the confession which we have received unadulterated from such men, turning away from every novelty as a suggestion of the devil. He that accepts a novelty reproaches with deficiency the preached Orthodox Faith. But that Faith has long ago been sealed in completeness, not to admit of diminution or increase, or any change whatever; and he who dares to do, or advise, or think of such a thing has already denied the faith of Christ, has already of his own accord been struck with an eternal anathema, for blaspheming the Holy Ghost as not having spoken fully in the Scriptures and through the Ecumenical Councils. This fearful anathema, brethren and sons beloved in Christ, we do not pronounce today, but our Savior first pronounced it (Matt. xii. 32): Whosoever speaketh against the Holy Ghost, it shall not be forgiven him, neither in this world, neither in the world to come. St. Paul pronounced the same anathema (Gal. i. 6): I marvel that ye are so soon removed from Him that called you into the grace of Christ, unto another Gospel: which is not another; but there be some that trouble you, and would pervert the Gospel of Christ. But though we, or an angel from heaven, preach any other gospel unto you, than that which we have preached unto you, let him be accursed. This same anathema the Seven Ecumenical Councils and the whole choir of God-serving fathers pronounced. All, therefore, innovating, either by heresy or schism, have voluntarily clothed themselves, according to the Psalm (cix. 18), ("with a curse as with a garment,") whether they be Popes, or Patriarchs, or Clergy, or Laity; nay, if any one, though an angel from heaven, preach any other Gospel unto you than that ye have received, let him be accursed. Thus our wise fathers, obedient to the soul-saving words of St. Paul, were established firm and steadfast in the faith handed down unbrokenly to them, and preserved it unchanged and uncontaminate in the midst of so many heresies, and have delivered it to us pure and undefiled, as it came pure from the mouth of the first servants of the Word. Let us, too, thus wise, transmit it, pure as we have received it, to coming generations, altering nothing, that they may be, as we are, full of confidence, and with nothing to be ashamed of when speaking of the faith of their forefathers. - Encyclical of the Holy Eastern Patriarchs of 1848

За ВѢру Царя И Отечество

За ВѢру Царя И Отечество
«Кто еси мимо грядый о нас невѣдущиiй, Елицы здѣ естесмо положены сущи, Понеже нам страсть и смерть повѣлѣ молчати, Сей камень возопiетъ о насъ ти вѣщати, И за правду и вѣрность къ Монарсѣ нашу Страданiя и смерти испiймо чашу, Злуданьем Мазепы, всевѣчно правы, Посѣченны зоставше топоромъ во главы; Почиваемъ въ семъ мѣстѣ Матери Владычнѣ, Подающiя всѣмъ своимъ рабомъ животь вѣчный. Року 1708, мѣсяца iюля 15 дня, посѣчены средь Обозу войсковаго, за Бѣлою Церковiю на Борщаговцѣ и Ковшевомъ, благородный Василiй Кочубей, судiя генеральный; Iоаннъ Искра, полковникъ полтавскiй. Привезены же тѣла ихъ iюля 17 въ Кiевъ и того жъ дня въ обители святой Печерской на семъ мѣстѣ погребены».
Loading...

Wednesday, June 23, 2010

Слово Патриарха Кирилла к братии Оптиной пустыни: версии официальная и неофициальная

ДОКУМЕНТ: "Климат хороший, рыбка вкусная, мироносицы ухаживают, вино тоже хорошее...".


...Наша страна переживает сегодня особенный, ответственный и важный период своего развития, и очень многие люди это понимают. Я благодарю Бога за то, что это понимают представители федеральной власти: у нас с вами сегодня – православный Президент, православный Премьер, которые не стесняются своей веры, ходят в храм. Вчера я имел возможность вместе с Константинопольским Патриархом Варфоломеем обедать с Дмитрием Анатольевичем в Кремле, и мы говорили о Православной вере как об архиважном факторе духовной жизни людей, формирующем наше национальное бытие…

Хотя есть люди, которым не по душе возрождение Православия. Мы знаем, какие дискуссии, часто очень двусмысленные, а иногда даже лживые, сопровождают действия властей, направленные на поддержание Церкви...

Сегодня, вроде, никто не принуждает людей отказываться от Бога, от своего языка, своей культуры, но массовое сознание формируется на основе тех стандартов мысли, которые вырабатываются, к сожалению, не в нашей стране...


Как Церковь должна себя вести в этой ситуации? Если говорят: не нужно никаких отношений с обществом, с миром, мы должны спасаться малым стадом, а там будь что будет, – это не просто ошибочная, это – преступная точка зрения, еретическая. Если бы так мыслили святые апостолы, они бы жили в Галилее – климат хороший, рыбка вкусная, мироносицы ухаживают, вино тоже хорошее – но они пошли в языческий мир, в языческую культуру, стали создавать христианскую модель поведения. Им не удалось это сделать при жизни, как мы знаем, они все погибли за исключением апостола Иоанна, но те, кто подхватили их дело – святые отцы, Церковь Божия – преобразовали языческий мир, языческую философию…

Так и у нас с вами сегодня нет другого пути, как преобразовать мир. Вот почему сегодня Русская Православная Церковь участвует в диалогах с общественными силами, политическими партиями, профессиональными и творческими союзами. Нас иногда спрашивают: зачем вы всем этим занимаетесь? Но как иначе донести до мира, живущего не по православным стандартам бытия, слово Божие? Церковь входит и будет входить в соприкосновение с миром, чтобы на языке, понятном людям, говорить о самом сокровенном, пропуская все через национальное самосознание и укрепляя веру.

Огромное значение в этом <деле> имеют монастыри. К вам приходят люди, с которыми нужно научиться разговаривать…Слово правды, смиренное слово, растворенное любовью, меняет человека. Так происходило в Оптиной пустыни: сюда приезжали либерально настроенные философы, писатели. Куда устремился Лев Толстой в конце своей жизни? Не в академию наук в Петербурге, не в какой-нибудь светский салон и не к своим собратьям по цеху, писателям, но в Оптину, потому что чувствовал в этом потребность.


Я все это говорю, потому что речь идет о вашем участии в воскрешении Святой Руси, и это не просто красивые слова. Не давайте себя искушать людям, которые имеют очень странные и совершенно не оправданные ни словом Божиим, ни святоотеческой традицией, ни историей Церкви, представления о мире и о человеке в обществе. Все, что иногда привносится в нашу церковную жизнь извне и угрожает разделением в церковной среде – это плевелы диавольские. Диавол может разрушить единство Церкви не только с левого фланга, атакуя Церковь безбожием, но и с правого, атакуя псевдоправославием, псевдоблагочестием. И если русские люди достаточно нечувствительны к атакам слева, поэтому в России никогда не было реформации (на Западе была реформация – попытка реформировать Церковь с либеральной позиции, – а в России нет), то наш раскол XVII века – это атака справа, "борьба за отеческую веру". И мы видим, к чему привело то самое благочестие – раскололась Церковь и разделились страна. И совершенно неслучайно, что такое явление как Петр I и последующая либерализация страны, ее, так сказать, перекрой на западный манер, возникли сразу после раскола: ослабела Церковь... Раскол охватил тогда огромную часть населения, причем творческого, активного, это были люди деловые, богатые. Одна боярыня Морозова чего стоила!


Так вот мы с вами не должны допускать никаких попыток разделения Церкви ни с одной стороны, ни с другой. Все надо пропускать через свое смиренное и преданное Богу чувство верности Церкви, все повергать на суд Церкви. Для того, чтобы никакие идеи не смущали людей, чтобы вовремя давались ответы, последний Поместный Собор принял решение о создании механизма общецерковного осмысления проблем. Межсоборное Присутствие – постоянный соборный орган, в который входят архиереи, клирики, монашествующие, представители мирян. В рамках его работы будут обсуждаться все вопросы, которые сегодня волнуют Церковь, и готовиться решения по этим вопросам.

Это же будет касаться и монашеской жизни: создана специальная Комиссия Межсоборного Присутствия, которой руководит архиепископ Феогност. Владыке также поручено и управление Синодальной Комиссией по делам монастырей… Нам необходимо накапливать перечень проблем, над которыми нужно думать.


Помимо монашеской жизни будут обсуждаться и другие вопросы – богословские, связанные с общественной проблематикой: многих беспокоит вопрос об отношениях с инославными. Тщательно будет изучаться и обсуждаться и этот вопрос с тем, чтобы в нашей Церкви была единомысленная позиция, чтобы никто не мог раскачивать лодку, используя недосказанность.

Почему все это необходимо именно сейчас? Потому что мы должны быть позитивными, крепкими и едиными. У нас должно быть ясное понимание того, что нужно делать, чтобы мир вокруг нас, Отечество наше менялись.

Я был очень рад возможности, хотя бы накоротке, побывать у вас, пообщаться с вами, что-то вам сказать от сердца. Подумайте об этом. Вы абсолютно готовы к тому, чтобы принимать активное участие в выработке общецерковных решений. Мы должны быть открыты друг другу. Пусть Господь сохраняет в чистоте ваши сердца, в трепете вашу веру и помогает вам спасительно нести подвиг монашеского служения во имя собственного спасения и спасения многих.

Храни вас Господь!

Расшифровка: http://0rkate.livejournal.com/9504.html?mode=reply

-------------------------------------------------------------------------------------


Ваши Высокопреосвященства, Ваши Преосвященства, досточтимый отец наместник, дорогие братья!

С большой радостью я вошел под сень этого храма — на место святое, прославленное подвигами Оптинских старцев, особым образом запечатленное в нашей церковной и гражданской истории.

За те годы, что обитель открыта, здесь сделано очень многое. К сожалению, из-за несения многотрудного послушания еще в бытность митрополитом Смоленским я никогда не имел возможности посетить эту обитель, хотя постоянно об этом мечтал и сердцем устремлялся сюда. Радуюсь, что Господь сегодня осуществил мое давнишнее желание и дал мне возможность вступить на эту землю и помолиться перед гробницей святого преподобного старца Амвросия Оптинского. Буду просить Господа, чтобы Он дал мне силы и возможность во благовремении приехать к вам, для того чтобы помолиться здесь вместе с вами, совершить Божественную литургию и провести в обители большее время.

В Оптиной пустыни как-то особенно задаешься вопросом о предназначении монашества, о смысле монашеского служения. К сожалению, годы безбожия повлияли на наш народ таким образом, что даже те, кто приходит к Богу и, имея желание вступить в обитель, дает обеты, до конца не понимают, во имя чего и каким образом нужно жить, чтобы спасаться в иноческом образе. Вам в какой-то степени повезло, потому что сама история Оптиной пустыни — ее летопись, повествования о подвигах старцев — является замечательным руководством для подвизающихся в иноческом звании. Замечательно, что Оптинские старцы были полностью отданы Господу, жили глубокой духовной молитвенной жизнью, проходили через подвиг иноческой аскезы и, будучи аскетами и подвижниками, одновременно несли свет миру.


Удивительно, что в XIX веке, когда постепенно вызревавшие семена безбожия на Руси стали приносить свои реальные плоды, когда мыслящие люди России — государственная, творческая элита — практически отошли от Бога, — именно в это время не через слово человеческой мудрости, а силой Святого Духа, явленного через обитель сию, многие из соблазнившихся и отступивших от Бога вернулись в Церковь.

Насколько сильным было повреждение сознания наших людей, свидетельствует один только пример. Император Александр I пригласил к себе князя Голицына, чтобы назначить его обер-прокурором Святейшего Правительствующего Синода, то есть человеком, от которого зависела, как теперь бы сказали, "кадровая политика" Церкви — поставление архиереев, назначение настоятелей, ректоров семинарий. И когда Государь предложил князю занять этот пост, тот с легкой улыбкой сказал: "Ваше Величество, ну какой же я обер-прокурор, когда я даже в Бога не верю". Но и это не остановило царя принять решение о назначении Голицына обер-прокурором Святейшего Синода.

И вот в то самое время, когда стало развиваться национальное богоотступничество, когда не только Голицын, но и очень многие оказались подвержены безбожию, причем в его самом опасном антицерковном изводе, тогда тихим голосом заговорила Оптина, увещевая не мудростью человеческой, но мудростью Божественной.

Убеждать людей принять Бога силой человеческой логики невозможно, потому что обращение к Богу есть глубокий внутренний духовный акт. Отец Венедикт, цитируя Слово Божие, сказал о рождении свыше. Принятие Бога в сердце — это и есть рождение свыше. И рождение свыше происходит не потому, что кто-то кого-то в чем-то убедил, а только тогда, когда Дух Святой соприкасается с сознанием и сердцем человека. Святой преподобный Амвросий и другие Оптинские старцы не столько понимали это умом, сколько переживали реально, в своем жизненном опыте.

Этот пример для всех нас очень значим. Сегодня вопрос сохранения веры — это не академический вопрос. Страна наша прошла тяжелыми путями безбожия, и многие-многие люди, которые соблазнились, их дети и внуки сегодня обращают свой взор к Церкви. Настало время, когда мы должны отвечать людям на их вопросы не только силой слова — хотя и это требуется для современного человека — но и силой своего духа.

Вот я и хотел бы пожелать всем вам духовно возрастать; а это возрастание происходит через молитву — искреннюю, сердечную. Не так, как мы иногда правило читаем: тяжело, устал, но вроде как полагается — отбубнил, перекрестился, лег. Молитва должна стать нашим внутренним созерцанием; и не просто обычная молитва, к которой мы привыкли, а размышление пред лицом Божиим, исповедание своих грехов. Когда мы открываем сердце навстречу Богу, когда мы просим Его простить наши грехи, когда мы исповедуем перед Ним свои беззакония, когда мы проникаемся чувством смирения, собственного несовершенства, собственной слабости, — вот тогда Господь нам и открывается.

Господь не открывается людям гордым и надменным, которые кичатся своим благочестием, чистотой веры, а в сердце не имеют любви. Ведь точно так же поступали фарисеи, которые были благочестивыми людьми: исполняли все предписания, читали, говоря нашим языком, все правила, каноны и молитвы. Они делали все, что требовалось, — а Господь осудил их страшными словами, и недаром именно они стали противниками Бога и распинателями Сына Божия. Поэтому в смирении стяжите души ваши (см. Лк. 21, 19), чтобы никакой духовной надменности, высокомерия, гордыни, сознания своей непременной правоты не возникало в сердце. Помните пример старца Амвросия, который говорил тихим голосом, который всегда исповедовал свое несовершенство, являясь при этом совершеннейшим образцом святости и монашеской жизни.

Верю в вашу помощь, братие, в том великом деле, которое сегодня совершает наша Церковь, — в деле духовного возрождения нашего народа. И прошу вас участвовать в этом деле своей молитвой, своим духовным подвигом, своими словами, обращенными к людям. Всех с любовью принимайте, ни на кого не возлагайте бремена неудобоносимые (см. Мф. 23, 4), любовью согревайте человеческие сердца, и тогда и ваше слово, и ваше монашеская жизнь, и подвиг ваш, совершаемый в этой обители, многократно отзовутся в жизни людей.

Дай Бог, чтобы Оптина пустынь, сыгравшая в прошлом такую огромную роль в духовной жизни нашего народа и нашей Церкви, и в нынешние времена была достойна своих отцов и учителей.

Я хотел бы на память о нашей встрече преподнести вам образ Спасителя, с тем чтобы молясь перед ним, вы вспоминали Патриарха, вспоминали слова, которые я сейчас только что произнес, — слова, призывающие вас к общему и великому деланию по возрождению Православия в земле Русской.


Также хотел бы в память о моем посещении подарить это художественное изображение Троице-Сергиевой лавры, нашего общецерковного духовного центра — для украшения того места, которое отец наместник посчитает правильным этой картиной украсить.

Покров Пречистой Царицы Небесной пусть пребывает с обителью и со всеми нами. Молитвами святого преподобного Амвросия, старца Оптинского, и всех преподобных отцов Оптинской обители храни вас всех Господь.

Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

26 мая 2010 г.

http://www.portal-credo.ru/site/?act=news&id=78453

No comments:

Post a Comment