Церковные ВѢХИ

Extra Ecclesiam nulla salus. Outside the Church there is no salvation, because salvation is the Church. For salvation is the revelation of the way for everyone who believes in Christ's name. This revelation is to be found only in the Church. In the Church, as in the Body of Christ, in its theanthropic organism, the mystery of incarnation, the mystery of the "two natures," indissolubly united, is continually accomplished. -Fr. Georges Florovsky

ΟΡΘΟΔΟΞΙΑ Ή ΘΑΝΑΤΟΣ!

ΟΡΘΟΔΟΞΙΑ Ή ΘΑΝΑΤΟΣ!
§ 20. For our faith, brethren, is not of men nor by man, but by revelation of Jesus Christ, which the divine Apostles preached, the holy Ecumenical Councils confirmed, the greatest and wisest teachers of the world handed down in succession, and the shed blood of the holy martyrs ratified. Let us hold fast to the confession which we have received unadulterated from such men, turning away from every novelty as a suggestion of the devil. He that accepts a novelty reproaches with deficiency the preached Orthodox Faith. But that Faith has long ago been sealed in completeness, not to admit of diminution or increase, or any change whatever; and he who dares to do, or advise, or think of such a thing has already denied the faith of Christ, has already of his own accord been struck with an eternal anathema, for blaspheming the Holy Ghost as not having spoken fully in the Scriptures and through the Ecumenical Councils. This fearful anathema, brethren and sons beloved in Christ, we do not pronounce today, but our Savior first pronounced it (Matt. xii. 32): Whosoever speaketh against the Holy Ghost, it shall not be forgiven him, neither in this world, neither in the world to come. St. Paul pronounced the same anathema (Gal. i. 6): I marvel that ye are so soon removed from Him that called you into the grace of Christ, unto another Gospel: which is not another; but there be some that trouble you, and would pervert the Gospel of Christ. But though we, or an angel from heaven, preach any other gospel unto you, than that which we have preached unto you, let him be accursed. This same anathema the Seven Ecumenical Councils and the whole choir of God-serving fathers pronounced. All, therefore, innovating, either by heresy or schism, have voluntarily clothed themselves, according to the Psalm (cix. 18), ("with a curse as with a garment,") whether they be Popes, or Patriarchs, or Clergy, or Laity; nay, if any one, though an angel from heaven, preach any other Gospel unto you than that ye have received, let him be accursed. Thus our wise fathers, obedient to the soul-saving words of St. Paul, were established firm and steadfast in the faith handed down unbrokenly to them, and preserved it unchanged and uncontaminate in the midst of so many heresies, and have delivered it to us pure and undefiled, as it came pure from the mouth of the first servants of the Word. Let us, too, thus wise, transmit it, pure as we have received it, to coming generations, altering nothing, that they may be, as we are, full of confidence, and with nothing to be ashamed of when speaking of the faith of their forefathers. - Encyclical of the Holy Eastern Patriarchs of 1848

За ВѢру Царя И Отечество

За ВѢру Царя И Отечество
«Кто еси мимо грядый о нас невѣдущиiй, Елицы здѣ естесмо положены сущи, Понеже нам страсть и смерть повѣлѣ молчати, Сей камень возопiетъ о насъ ти вѣщати, И за правду и вѣрность къ Монарсѣ нашу Страданiя и смерти испiймо чашу, Злуданьем Мазепы, всевѣчно правы, Посѣченны зоставше топоромъ во главы; Почиваемъ въ семъ мѣстѣ Матери Владычнѣ, Подающiя всѣмъ своимъ рабомъ животь вѣчный. Року 1708, мѣсяца iюля 15 дня, посѣчены средь Обозу войсковаго, за Бѣлою Церковiю на Борщаговцѣ и Ковшевомъ, благородный Василiй Кочубей, судiя генеральный; Iоаннъ Искра, полковникъ полтавскiй. Привезены же тѣла ихъ iюля 17 въ Кiевъ и того жъ дня въ обители святой Печерской на семъ мѣстѣ погребены».
Loading...

Friday, April 23, 2010

Как все… Интервью с Т.С. Смирновой, келейницей архимандрита Иоанна Крестьянкина

Архимандрит Иоанн (Крестьянкин) 23 апреля 2010 г. Источник: Портал Слово

Смирнова Татьяна Сергеевна, в 1969 закончила Строгановское училище. В этом же году познакомилась с о. Иоанном. С 1981 года – письмоводитель (записывала за батюшкой письма к духовным чадам). Затем, с 1990 и до самой кончины отца Иоанна (2006 год) – его келейница.


Татьяна Сергеевна, что входило в обязанности келейницы о. Иоанна?

Поначалу доступ в келию о. Иоанна для меня был закрыт, и я записывала за батюшкой ответы на письма его духовных чад в своей квартире в Печорах. Писем было очень много. Я должна была подойти к окончанию службы, батюшка давал мне письма и говорил, что кому нужно написать. Потом, когда я уже могла находиться в келлии, о. Иоанн диктовал мне ответы, а я записывала.

Получается, что батюшка не писал письма своей рукой, а за ним всегда кто-то записывал?

Да. Отец Иоанн очень медленно писал. Почерк у него был красивый, но он, когда писал, как бы рисовал буквы, поэтому выходило медленно. Кроме того, он очень плохо видел. Поэтому, как правило, всегда кто-то за ним записывал. Вообще, письма писались так: я прихожу, сажусь на маленький стульчик напротив него, он читает письмо, а у меня в руках конверт от этого письма (так делали для того, чтобы не перепутать письмо и адресата). Дальше о. Иоанн отвечает, а я записываю ответ на конверте, а уже потом ответ с конверта переписывался на бумагу и отсылался в новом конверте по адресу. Старый конверт с ответом батюшки оставался у нас.

Каким был распорядок дня о. Иоанна?

В 5 часов утра у него был подъем. Если в это время в келии уже кто-то был (в последние годы жизни у батюшки всегда кто-то ночевал), он всегда громко говорил: Христос Воскресе! Так было всегда, каждый Божий день. Затем батюшка шел в храм, а уже после литургии начинал принимать народ и принимал до самого вечера. Вечером, если была праздничная служба, шел в храм, если нет, то продолжал принимать народ.

Было время, когда батюшке запрещали принимать людей, тогда он делал это тайно. Бывало, шли с проверкой, в келии был народ, приходилось всех прятать в соседней келии, у схимонаха Дамиана. Очень многих батюшка окормлял по пути из храма в келию, часто принимал людей, прогуливаясь на Святой горке.


Батюшку знают многие люди. И все же, что он был за человек?

Божий человек! Вы знаете, меня поразила фраза, произнесенная им однажды: «Сколько всего приступало к душе, что и не вообразить, а совесть сохранил».

Отец Иоанн умел любить. Он никогда не разбирал людей, никогда не делил их на плохих и хороших. Он просто всех любил. У меня был такой момент, когда я засомневалась: ну невозможно так всех любить. И я стала за ним наблюдать: встану в сторонке и смотрю, как он продвигается от храма к братскому корпусу. Вокруг десятки людей, все стремятся сказать ему несколько слов, многим он дает ответ. Вот он поговорил с человеком, весь вложился в этот разговор, всего себя отдал этому человеку, затем отворачивается от от него к другому – и точно также говорит с другим человеком. Отдает всего себя без остатка. И так со всеми. Были ли для него неприятные люди? Не знаю. Наверное были, ведь он всех видел изнутри, а люди очень разные подходили. Но он находил в себе силы всех любить.

Батюшка был человеком того, другого, теперь уже ушедшего поколения. Вот пример тех людей: в Ярославле был владыка Иоанн Вентланд, у него в соборе служили архимандрит Михей (Хархаров) и отец Игорь Мальцев, у которого было много детей. Архиерей, монах, женатый человек. Какие у них были отношения! Я видела, как люди относятся друг к другу, когда они любят. Отцу Игорю привозят уголь, владыка приходит помогать этот уголь разгружать. Идет по городу без подрясника, в штормовке, в сапогах и еще ведро с собой прихватит, вдруг ведра лишнего не будет. Люди умели любить друг друга. Отец Иоанн был из того поколения, в котором знали, что значит любить Бога и друг друга.


Были ли у батюшки какие-то руководства, правила жизни, кроме Евангелия, конечно?

У него была фраза, которую он иногда говорил человеку по тому или иному поводу: «вера в промысел Божий и рассуждение с советом». Эта фраза была его личным опытом, который он приобрел и в заключении и после него. А вообще у батюшки была одна особенность: он никогда не вещал, никогда не поучал и не навязывал своего мнения. У него не было никаких лозунгов. Он всегда говорил только от души к душе и предлагал в конкретной жизненной ситуации поступить так или иначе.

Случилось так, что Вы много лет были свидетелем жизни отца Иоанна. Что Вам особенно запомнилось?

Было очень много всего. В девяностые годы, когда начались разговоры о скором приходе антихриста, о его печати, об ИНН и о необходимости спасаться от всего этого в лесах, из Украины приехали трое священников. Крупных, здоровых, красивых. Они пришли на прием к о. Иоанну с целью узнать его мнение по поводу печати и прихода антихриста. Когда священники поняли, что батюшка не поддерживает популярного мнения, они стали убеждать его, что все действительно очень серьезно и что нужно уходить в леса. Тогда он спросил их, а кого возьмем с собой в леса? Таню, Маню и Параню, чтобы одна стирала, вторая кашу варила, а третья пела на клиросе? А остальных куда? А остальных кому? Далее батюшка продолжал: – Телевизор смотрим? Смотрим. А бывает так, что мы служим, служба идет, а скоро хокей или футбол, и мы на часы поглядываем, чтобы не опоздать? Признались, бывает. А когда телевизор смотрим, бывает, и некоторые программы после 12 ночи посмотрим? Батюшки покраснели, но нашли силы признаться. Так вот, говорит о. Иоанн, не надо бежать в леса. Печать уже стоит и мы сами ставим ее каждый день с любовью и желанием. У многих людей этой печати еще нет, а у нас уже есть.

Вообще на батюшку невозможно было надавить. Если он считал что-то неправильным, кто бы не принуждал его с этим согласиться, никогда не добивался успеха.


Как батюшка отдыхал, ездил ли он в отпуск?

Последние двадцать лет каждый год летом отец Иоанн отдыхал в Эстонии, недалеко от Печор, в поселке Вярска. Всегда брал с собой кучу книг. Там был рядом лес и на рассвете о. Иоанн всегда гулял по лесу, слушал, как просыпается лес, как поют птицы. А когда возвращался домой, на весь лес, с чувством пел песнопение «Утверди Боже святую православную веру…» Днем читал книги, молился.

Говорил ли что-то батюшка о нашем времени?

О современности ему было видение. Это было на праздник Введение во храм Пресвятой Богородицы, 4 и 5 декабря 2000 года. Два дня батюшка не выходил из келии и ни с кем не общался. Затем вышел и дал мне конверт: – посмотри. Я достала из конверта два листочка бумаги, на которых рукой отца Иоанна было написано: «Стой и смотри, что Я допустил для вашего вразумления без внезапной кончины людей. Виновных не ищете. Виновных не ищите. Молитесь. Будьте в жизни во всем очень осторожны». Я смотрю на него, он молчит. О том, что видел, батюшка так ничего и не сказал. Но два дня подряд, 4 и 5 декабря 2000 года, в одно и тоже время, в 11.45, он видел видения, и слова, обращенные к нему, тщательно записал. Слова, сказанные отцу Иоанну при первом и втором видении были совершенно одинаковы и повторялись слово в слово.

Всем, знавшим отца Иоанна, было понятно, что он настоящих подвижник, старец, человек, чрезвычайно духовно одаренный. А как батюшка относился к своей одаренности?

Отец Иоанн никогда не считал себя старцем. Вообще не оценивал себя высоко. Он считал себя ничего не значащим человеком. Он – как все. Часто бывало, приходит в келию после встречи с людьми и говорит: – Таня, ведь правда я как все? Что я могла ему сказать… Батюшка, ну конечно Вы как все!



http://www.pravoslavie.ru/smi/1903.htm

No comments:

Post a Comment