Церковные ВѢХИ

Extra Ecclesiam nulla salus. Outside the Church there is no salvation, because salvation is the Church. For salvation is the revelation of the way for everyone who believes in Christ's name. This revelation is to be found only in the Church. In the Church, as in the Body of Christ, in its theanthropic organism, the mystery of incarnation, the mystery of the "two natures," indissolubly united, is continually accomplished. -Fr. Georges Florovsky

ΟΡΘΟΔΟΞΙΑ Ή ΘΑΝΑΤΟΣ!

ΟΡΘΟΔΟΞΙΑ Ή ΘΑΝΑΤΟΣ!
§ 20. For our faith, brethren, is not of men nor by man, but by revelation of Jesus Christ, which the divine Apostles preached, the holy Ecumenical Councils confirmed, the greatest and wisest teachers of the world handed down in succession, and the shed blood of the holy martyrs ratified. Let us hold fast to the confession which we have received unadulterated from such men, turning away from every novelty as a suggestion of the devil. He that accepts a novelty reproaches with deficiency the preached Orthodox Faith. But that Faith has long ago been sealed in completeness, not to admit of diminution or increase, or any change whatever; and he who dares to do, or advise, or think of such a thing has already denied the faith of Christ, has already of his own accord been struck with an eternal anathema, for blaspheming the Holy Ghost as not having spoken fully in the Scriptures and through the Ecumenical Councils. This fearful anathema, brethren and sons beloved in Christ, we do not pronounce today, but our Savior first pronounced it (Matt. xii. 32): Whosoever speaketh against the Holy Ghost, it shall not be forgiven him, neither in this world, neither in the world to come. St. Paul pronounced the same anathema (Gal. i. 6): I marvel that ye are so soon removed from Him that called you into the grace of Christ, unto another Gospel: which is not another; but there be some that trouble you, and would pervert the Gospel of Christ. But though we, or an angel from heaven, preach any other gospel unto you, than that which we have preached unto you, let him be accursed. This same anathema the Seven Ecumenical Councils and the whole choir of God-serving fathers pronounced. All, therefore, innovating, either by heresy or schism, have voluntarily clothed themselves, according to the Psalm (cix. 18), ("with a curse as with a garment,") whether they be Popes, or Patriarchs, or Clergy, or Laity; nay, if any one, though an angel from heaven, preach any other Gospel unto you than that ye have received, let him be accursed. Thus our wise fathers, obedient to the soul-saving words of St. Paul, were established firm and steadfast in the faith handed down unbrokenly to them, and preserved it unchanged and uncontaminate in the midst of so many heresies, and have delivered it to us pure and undefiled, as it came pure from the mouth of the first servants of the Word. Let us, too, thus wise, transmit it, pure as we have received it, to coming generations, altering nothing, that they may be, as we are, full of confidence, and with nothing to be ashamed of when speaking of the faith of their forefathers. - Encyclical of the Holy Eastern Patriarchs of 1848

За ВѢру Царя И Отечество

За ВѢру Царя И Отечество
«Кто еси мимо грядый о нас невѣдущиiй, Елицы здѣ естесмо положены сущи, Понеже нам страсть и смерть повѣлѣ молчати, Сей камень возопiетъ о насъ ти вѣщати, И за правду и вѣрность къ Монарсѣ нашу Страданiя и смерти испiймо чашу, Злуданьем Мазепы, всевѣчно правы, Посѣченны зоставше топоромъ во главы; Почиваемъ въ семъ мѣстѣ Матери Владычнѣ, Подающiя всѣмъ своимъ рабомъ животь вѣчный. Року 1708, мѣсяца iюля 15 дня, посѣчены средь Обозу войсковаго, за Бѣлою Церковiю на Борщаговцѣ и Ковшевомъ, благородный Василiй Кочубей, судiя генеральный; Iоаннъ Искра, полковникъ полтавскiй. Привезены же тѣла ихъ iюля 17 въ Кiевъ и того жъ дня въ обители святой Печерской на семъ мѣстѣ погребены».
Loading...

Tuesday, March 16, 2010

Учение Божественного Откровения о спасительном значении Слова Божия

Учение Божественного Откровения о спасительном значении Слова Божия

Митрополит Антоний (Храповицкий)

Всякое учреждаемое общество находит интерес на своих собраниях в том, чтобы беседовать о деле, которое его совокупляет едино. Наше общество соединилось для великого дела- проповедания и слушания слова Божия. С этой же целью оно собрало нас и сегодня в эту светлую горницу, которая, подобно горнице Сионской, время от времени освобождается от дел мирских и заключает в свои стены людей различных полов, возрастов, положений и занятий, одних отрывая от мирского делания, других лишая отдыха после тяжелой дневной работы, и всем вместе вкладывая един дух и всех проникая жаждой слова Божия, как сказал псалмопевец: "благ мне закон уст Твоих паче злата и сребра, коль сладки гортани моему словеса Твоя, паче меда устом Моим" (Пс. 118; 72, 103).

Но в чем именно заключается эта таинственная сила слова Божия, которая привлекает нас сюда? Какие свойства его оказываются столь действенны и могучи? В чем заключается, наконец, действие слова Божия на сердца и жизнь человеческие- вот о чем послушаем сегодня в день годичного торжества, о слове Божием. Но кто научит нас этому? Может ли разум естественный объяснить действие божественного слова? Нет, душа наша только чувствует животворную его силу, но сама по себе никогда не в состоянии понять, откуда оно приходит, как сказал Господь: " голос его слышишь, а не знаешь, откуда приходит и куда уходит; так бывает со всяким, рожденным от Духа" (Ин. 3, 8). Но если наш разум не способен сам раскрыть законы слова,, то нас научит им откровение. Пусть само Слово, ставшее плотью, откроет нам действие слов Своих, и научит нас, во-первых, тому, какое значение в христианской жизни должно иметь слово Божие, а во-вторых- какие его плоды для верующих в этой и в будущей жизни.

Первое нам узнать необходимо уже потому, что многие считают чтение и проповедь слова Божия почти излишними для спасения, надеясь заслужить его добрыми делами и исполнением церковных постановлений, а другие готовы напротив все спасение сводить к изучению библии и не считают нужным упражнять свою волю в добродетели. Вопреки этим крайностям, божественное писание показывает чудное совмещение того, как усвоять слово и как нам укреплять его христианской жизнью. Если мы пожелаем услышать о самой необходимости проповеди слова Божия, как для начатка жизни христианской, так и для поддержки, то узнаем, что сама вера христианская, самое христианство называется иногда учением слова. Так, в Деяниях сказано, что после крещения язычника Корнилия сотника "слышаша апостолы и братие, сущие во Иудеи, яко и языцы прияша слово Божие" (Деян. 11, 1), т. е. христианскую веру. О ней же апостол Павел говорил в Антиохии Писидийской: "вам слово спасения сего послася" (13, 26). В той же главе говорится, что язычники "славляху слово Господне" (13, 18). Если принятие христианства называется в библии принятием слова Божия, то усовершенствование людей в христианской жизни именуется там возрастанием слова Божия, как неоднократно говорится в Деяниях: "слово Господне растяше и крепляшеся" (19, 20; 12, 24, ср. Тим. 2, 9 и т. под.).

Итак, если почти все содержание божественной веры разумелось как усвоение слова Божия, то весьма понятно, почему и насадители этой веры- св. апостолы главным делом своим считали проповедь, называли себя служителями слова и от дел управления внешнего отказались, повелев избрать диаконов и сказав: "мы же пребудем в молитве и в служении слова" (Деян. 2, 41; см. также 1 Тим. 4, 12; 5, 17; 2 Тим. 4, 2; Евр. 13, 7; Апок. 1, 2,9; 20, 4).

Но много ошибается, кто скажет, что слушанием слова Божия ограничивается жизнь христианина и жизнь церкви, что слово Божие само по себе, без наших усилий над собой, может освящать нас. Напротив, Господь в притче о сеятеле ясно показал, что одно только принятие слова живою верою без борьбы с собою не более прочно, чем тот росток семени на землице, лежащей поверх камня, который засох при солнечном зное,- что лишь те души могут быть годны для царствия Божия, которые, приняв слово, "творят плод в терпении", лишь тот строит здание спасения на твердом камне, "иже ко Мне грядый и слышай словеса Моя и творяй я (Лк. 6, 47). Божиим учеником будет лишь тот, кто в слове Его пребывает (Ин. 8, 31), кто его соблюдает (8, 52), кто приняв его в кротости (Иак. 1, 21), бывает творцом слова (1, 22), а не слышателем только (1, 23), ибо и евреи были слышателями слова, но сказано о них: не пользова оных слово слуха (Евр. 4, 12). Затем и между самими христианами явились многоглаголивые и одаренные словом возмутители, но апостол грозил придти к ним и испытать "не слово разгордехшихся, но силу" (1 Кор. 4, 19). О своей же проповеди он говорит, что "благовествование наше не бысть в слове точию, но и в силе, и в Дусе Святе, и во извещении мнозем" (1 Сол. 1, 5). Итак, спасительное значение получает для нас слово Божие лишь при твердом решении изменить свою греховную жизнь и при посильном стремлении человека исполнять свое решение. Пусть же умолкнут и все новые сектанты, которые, успокоив свою совесть в одной мертвой вере, говорят, что благодатное слово Божие само в них создает новую жизнь без всяких их усилий. Нас же верных само Слово научает о себе, что спасительным ббывает евангельское учение лишь тогда, если принимается соединенное с произвольной борьбой человека против греха, и потому последнее условие будем иметь в виду, поучаясь тому, какие спасительные действия должно оказывать слово Божие на жизнь христианина, дабы каждый мог по своей душе проверять получил ли он эти плоды и, следовательно, достойно ли он принимает насаждаемое слово, и если нет, то мог бы исправиться.

Итак первое действие слова Божия на нашей жизни сказывается в нашем духовном возрождении. Так, св. апостол Иаков говорит, что Бог "породи нас словом истины" (1, 18), а апостол Петр объясняет, что это рождение словом отлично от рождения тленного, потому что вводит нас в жизнь нетленную, вечную; люди, рожденные словом, должны, как новорожденные младенцы, совершенно отчуждаться от всякой злобы, лести, лицемерия, зависти и клеветы; возлюбить только то словесное млеко, которое дает нам возможность вкусить, "яко благ Господь" (1 Петр. 1, 24; 2, 4).

Испытал ли ты сие новое рождение словом? Был ли в твоей жизни момент, когда ты почувствовал в себе начало иной жизни, не той, которою живет твоя плоть, твои мирские расчеты, а той жизни благодатной, для которой не нужно ничего, кроме Бога, кроме исполнения Его заповедей, когда ради них человек бывает готов принять муки и смерть, когда он готов отбросить всю свою прежнюю жизнь и чувствует себя по слову апостола как бы новорожденным младенцем, чуждым всякой хитрости и зависти, которыми снедаются люди мирские, в которых ты сам когда-то погрязал? Можешь ли ты сказать, что ты возрожден словом? Бог дал тебе все, чтобы ты имел в себе совершенство сего рождения: Он очистил тебя водою и Духом во св. крещении, но знай, что это св. таинство принесет в тебе свой плод лишь тогда, если ты сам будешь сознательно возрождаться словом, ибо очищение и освящение церкви происходит через крещение, но не иначе, как посредством слова, как сказано в писании: Христос освящает церковь, "очистив ее банею водною посредством слова" (Еф.6, 26). Итак, если в жизни своей ты не испытал этой решимости, чтобы оставить себялюбие и грех, и жить для Бога, если не принял Христовых слов, что надо родиться свыше, если не испытал нашествия на тебя сей духовной силы новой жизни, которая, по учению Спасителя, как нежданный порыв ветра, вдруг охватывает наше сердце (Ин. 3, 8): то молись и проси Бога, чтобы Он даровал тебе полное возрождение словом, которого начаток дан тебе во св. крещении.

Но если ты испытал это, если проповедь слова Божия открыла тебе глаза на жизнь и смерть, на правду и грех и вызвала в тебе решимость жить для Бога, то смотри не потеряй этой жизни, питай ее и возвращай, чтобы она не осталась в тебе без плода. Как же ее питать? А опять через слово Божие. Вот как учит новый завет о значении слова Божия для возрожденных водою и духом, для христиан, которых Бог уже породил словом истины. Для поддержания жизни телесной необходимы питье и пища: так же точно духовную жизнь нельзя поддерживать без изучения или слушания слова Божия. О сем говорит Господь в беседе с самарянкой: "кто будет пить воду, которую Я дам ему, сделается в нем источником воды, текущей в жизнь вечную" (Ин. 4, 14). Сказав о сем питии Своего слова, Господь называет исполнение дела своего- пищею. Итак, как пища и питие поддерживают и укрепляют тело, так слово Божие и добродетели христианские питают жизнь возрожденную, духовную.Эту жизнь возращает в нас Бог, как бы какие-либо растения, а насаждают и поливают (1 Кор. 3, 5) служители слова. Слово Божие настолько необходимо для поддержки нас в благодатной жизни, что называется в св. библии то словом благодати (Лк. 4, 22; Деян. 14, 3; 20, 35), то словом жизни (Деян. 5, 20; 7, 38), то наконец самою жизнью или светом (Ин. 1, 4; 6, 63). Животворная сила слова Христова сказывалась в том, что народ, слушавший Его, сразу решил, что это есть слово Божие (Лк 5, 1), а Христос проповедующий-пророк (Ин. 7, 49), да и сам Господь называл слышавших слово Божие блаженными и очищенными "за слово, которое говорил Он им" (Ин. 11, 28; 15, 3). Затем апостол Павел еще выразительнее описывает действие слова, говоря: "живо слово Божие и действенно и острее всякого меча обоюдуостраго: оно проникает до разделения души и духа, составов и мозгов и судит помышления и намерения сердечные" (Евр. 4, 12). Почему так? А потому, что оно отвечает на те самые запросы, которыми исполнено само по себе человеческое сердце, как объясняет тот же апостол в другом послании: "близко к тебе слово, в устах твоих и в сердце твоем, т. е. слово веры, которое мы проповедуем" (Рим. 10, 8).

О, христианин! Насыщает ли тебя слово Божие, которое ты слышишь? Заставляет ли тебя чувствовать утоление всякой духовной жажды, проливает ли свет на твою жизнь и открыввает ли твою совесть для обсуждения всех намерений и действий? В запечатление сего духовного питания словом Господь дарует тебе в сендь под видом хлеба и вина Свое истинное тело и истинную кровь, но пользу от таинства ты получишь лишь тогда, если духовно принимаешь Христа словом, верою и жизнью, ибо одна "плоть не пользует ничтоже" (Ин. 6, 63). Или ты действительно питаешься словом жизни, или действительно евангельская проповедь тебе дает вкушать надежду жизни небесной, возносить тебя над миром плоти и страстей к духовной радости о Боге? Если так, то слава Богу, но знай, что за сие тебе нужно еще принять страдание от мира. Мы уже слышали, что слово Божие проникает до разделения души и духа: оно также разделяет и самих людей душевных от духовных и вооружаетодних против других, как предсказал прав. Симеон, держа в объятиях воплощенное Слово, как само Слово провозвестило о Себе, говоря: "не мир пришел Я принести, но меч, ибо Я пришел разделить человека с отцом его, и дочь с матерью ея, и невестку с свекровью ея. И враги человеку домашние его" (Мф. 10, 34-36). Еще при жизни Его начало исполняться пророчество о страданиях на земле за слово Божие, как Он и говорил о Себе врагам: "ищете Меня убити, яко слово Мое не вмещается в вы... яко не можете слышати словесе Моего (Ин. 8, 37-43); и об апостолах в молитве Отцу: "Аз дах им слово Твое и мир возненавиде их" (Ин. 17, 14). А тайнозритель будущих судеб церкви, св. Иоанн в своем Апокалипсисе видит тьмы праведников, избиваемых за слово. Итак слово, вместе с жизнью духовной, обещает нам болезни и скорби и даже смерть телесную. Убоимся ли мы их и устыдимся ли мирского осуждения за слово Божие? Да не будет сего, ибо Господь сказал: "иже аще постыдится Мене и Моих словес в роде сем прелюбодейнем и грешнем, и Сын Человеческий постыдится его, егда приидет во славе Отца Своего со ангелы святыми" (Мк. 8, 38). Но если так, то чем нам бороться в защиту слова? Ответ: самим словом, ибо оно, по уверению апостола Павла, есть "меч духовный" (Еф. 6, 17), оно непобедимо, ибо для слова Божия нет уз (2 Тим. 2, 9). Оно не боится мирского презрения, мирского осмеяния, мирского суда, ибо не мир произносит суд над словом Божиим, но сам судится от этого слова, как сказал нам Господь: аще кто услышит глаголы моя и не верует, аз не сужду ему... Отметаяйся Мене и не приемляй глагол Моих, имать судящего ему: слово, еже глаголах, то судит ему в последний день" (Ин. 12, 48). Как же слово судит мир? А именно в том смысле, что всякий, достойно изучивший слово Божие, ясно видит во свете благодати- кто прав и кто неправ; ему не страшны насмешки или презрение, или злоба, или гонение людей: он видит их безумие, видит грядущую казнь Божию и уже не чувствует наносимых оскорблений, но жалеет об ожесточении сердец гонителей и молится за них, как Спаситель и Его апостолы.

Итак вот третье действие слова — это его вечный и всегда присущий суд над миром, как сказано: "ныне суд есть миру сему" (Ин. 12, 31). Это разумели еще в ветхом завете, что слово Божие судит мир, ибо когда мирская неправда дерзко укрепилась над египетской землею и, несмотря на чудесные казни, грозила совсем воспрепятствовать исполниться воле Божией об изведении избранного народа в обетованную землю, тогда-сказано в библии-"сошло с небес от царственных престолов на средину погибельной земли всемогущее слово Твое, как грозный воин. Оно несло острый меч-неизменное Твое повеление, и ставши наполнило все смертью. Оно касалось неба и ходило по земле. Тогда вдруг сильно встревожили их мечты сновидений и наступили неожиданные ужасы; и будучи поражаемы один там, другой тут, полумертвый рбъявлял причину, по которой он умирал; ибо встревожившие их сновидения показали им это, чтоб они не погибли, не зная того, за что терпят зло" (Прем. 18, 15-19).

Но почему слову, или учению Божию, дана такая высшая сила? Откуда у него сие царственное право над жизнью во веки? Почему оно является судьей вселенной? А потому, что заповеди Христовы, или тажизнь, которая нам заповедана евангелием, или это слово Божие, не есть случайно данные постановления, но выражает собою свойства небесного Владыки: это слово Божие не есть кем-либо изобретенное узаконение, но вот что сказано о нем: "в начале было Слово и Слово было у Бога и Слово было Бог. Оно вначале было у Бога. Все чрез Него начало быть и без Него ничто не начало быть, что начало быть. В Нем была жизнь и жизнь была свет человеков. И свет во тьме светит и тьма не объяла Его... И Слово стало плотию и обитало между нами, полное благодати и истины; и мы видели славу Его, славу, как единородного от Отца" (Ин. 1, 1-6, 14). Итак разумеешь ли, почему словом Божиим судится мир? Потому, что принявшие слово приняли Того, кто принес сие слово на землю, приняли Того, который сказал: "Кто любит Меня, тот соблюдет слово Мое; и Отец Мой возлюбит его, и мы приидем к Нему, и обитель у Него сотворим" (Ин. 14, 23). Да, вот почему принявший слово Божие не боится мира: потому что он живет в общении с Богом-Сыном, который видится верующими очами, как всегдашний Судия мира, как видел Его Иоанн в откровении: "и увидел я отверстое небо, и вот, конь белый, и сидящий на нем называется Верный и Истинный, который праведно судит и воинствует. Очи у Него как пламень огненный и на голове Его много диадим. Он имел имя написанное, которое не знал никто, кроме Его самого. Он был облечен в одежду, обагренную кровию. Имя Ему: Слово Божие. И воинства небесные следовали за Ним на конях белых, облеченные в виссон белый и чистый. Из уст же Его исходит острый меч, чтобы им поражать народы. Он пасет их жезлом железным; Он топчет точило вина ярости и гнева Бога Вседержителя. На одежде Его и на бедре Его написано имя: Царь Царей и Господь Господствующих" (Апок. 19, 11-17). Вот с кем соединяет нас усвоение слова Божия: с самим превечным и неизменным Словом, от века царствующим над мирами. Посему Господь в относительном смысле называет приемлющих слово богами: "оных рече богов, к ним же слово Божие бысть" (Ин. 10, 35).

В этом-то богообщении и заключается четвертое действие евангельской проповеди, а пятое и последнее состоит в том, что поелику эта, усвояемая нами через слово, жизнь в Боге, жизнь божественная, есть неизменная, как Христос (2 Кор. 1, 18-21), и вечная,- то именно через слово евангелия, верою принимаемое и исполняемое, мы вступаем в вечную жизнь, как и сказал Господь: "аминь, аминь глаголю вам, яко слушаяй словесе Моего и веруяй Пославшему Мя имать живот вечный и на суд не приидет, но прейдет от смерти в живот" (Ин. 5, 24; ср. 6, 40, 47-74 и 12, 25).

Еще ли, братие, говорить о пользе слова Божия? Еще ли мы будем пренебрегать тем, что есть драгоценнейшего на земле и на небе? Еще ли будем тлен и суету предпочитать слову? О, да не будет так! А если мы малосильны и немощны к исполнению добрых желаний, то заключим наше слово молитвою к божественному Слову, чтобы само Оно укрепило в нас любовь к слушанию и возвещению, к усвоению и исполнению слова здесь на земле и удостоило нас к лучшему его усвоению на небе по исхождении из тела. -"О, Мудросте и Слове Божий и Сило! Подавай нам истее Тебе причащатися в невечернем дни царствия Твоего!"


http://www.metanthonymemorial.org/VernostNo56.htm

No comments:

Post a Comment